Меню Закрыть

Борьба с раком

Борьба с раком

Актер Ежи Штур о своей борьбе с раком [ИНТЕРВЬЮ]

В интервью Honestmed.ru проф. Ежи Штур рассказывает о своей борьбе с опухолью пищевода и о своей жизненной философии

Всемирный День борьбы с раком молочной железы — Городская ...

Профессор, как вы себя чувствуете?

В психическом состоянии я чувствую, как внутри меня накапливается энергия. А физически из-за химиотерапии я должен быть готов к тому, что каждый день что-то болит. Но когда боль не является неожиданной, ее легче переносить.

Когда в юности у меня случился сильный сердечный приступ, я вспомнил страх, который был хуже боли. Это такой страх, что болезнь может напасть на вас без предупреждения. В больнице пациенты, лежащие рядом со мной, просыпались утром и говорили: «Как я хорош». Один из них умер через полчаса. Это ужасный страх.

И в этой болезни тоже есть страх, но она такая тихая. В человеке что-то вылупляется или нет? Освоят они это или нет? И с этим нужно как-то бороться. А поскольку это один из курсов химиотерапии, я уже знаю, что, например, 10 дней будет ужасно. Тогда это легче переносится, как-то человек становится невосприимчивым.

Страх перед раком нужно убить

Можете ли вы приручить беспокойство?

Однажды в «Безумном локомотиве» Виткация я говорил: «Убей этот страх. Он капает, как мотылек в темную ночь ». На мой взгляд, не бывает укрощения страха, потому что тогда живешь в ужасном стрессе. Страх нужно убить. Убить или забыть о нем. Придумайте, что делать, например, кардиологи говорят, проработайте коллатеральное кровообращение, чтобы забыть о тревоге. Даже на час. Достаточно. Вы отдохнете.

Примирение с течением времени также помогает преодолеть страх. Тогда у вас не будет страха типа «О, Боже, я могу умереть». Так что, если ты можешь умереть? В конце концов, все когда-нибудь уйдут. А может я сейчас уйду? Ох … вот как к этому привыкаешь. Фатально то, что в наши дни мы не хотим думать о смерти. Вместо того, чтобы привыкать, как идиоты, мы хотим выбросить это. А смерть – это часть жизни.

Сегодня утром я принимал вдову своего очень близкого друга. Мы его упомянули. Тогда я подумал, что мы его больше даже не жалеем, нам больше не грустно. Мы вспомнили прекрасные, радостные моменты, которые провели с ним. Хорошо, что грусть проходит, а этот человек все еще упоминается, он все еще где-то здесь. Это то, что мне хотелось бы оставить в памяти людей после смерти.

Что может быть опорой для больного?

Для меня такой внешней точкой опоры являются мои ближайшие родственники и непреодолимое желание не разочаровывать ее. Я тоже ищу точку опоры в себе. Я часто думаю, что мне нужно делать. И не в далеком будущем, а именно сейчас, сегодня. Я просыпаюсь утром и планирую. Мне нужно написать 4 страницы книги, дать интервью. Я составляю список дел. И когда я выполняю половину этих заданий, я знаю, что не потерял ни дня. Придает силы.

Болезнь учит смирению и терпению

Болезнь учит терпению?

Так. Потому что что делать, когда они говорят вам, что через месяц они скажут, если что-то изменится в организме? Ты должен подождать. Сейчас у меня такая ситуация – 2 апреля мне сделают томографию и посмотрят, от чего изменения. Что ж, терпеливо жду.

Болезнь учит смирению?

И как! Со мной обращаются в очень хороших условиях. А вот эту миску после обеда, как и всех, нужно в ряд заносить в тележку. И я тоже жду очереди на укол. А еще хуже, потому что все смотрят на меня – а ты тоже? Что это, не человек?

Прочитайте так же:  Вагинальный мазок

Многие люди восстают против болезней, они спрашивают себя: «Почему я?»

Не допускается! Вы не должны думать, что по телевизору или в Сейме все – черт побери, с добрым здоровьем и связями, а я болен. Нет … В «Преступлении и наказании» Достоевского есть фраза: «Прими страдание». Иногда вам нужно принять страдание.

Я лечу болезни как часть своей жизни. В письме Агнешка Холланд написала мне, что после болезни я всегда делал великие дела, что я стал богаче. Ей очень понравился фильм «Истории любви», который я сняла после сердечных приступов, когда вернулась к жизни.

Сердечный приступ научил вас принимать страдания?

В этом что-то есть. Я был молодым человеком, 37 лет, и вдруг слышу, что к работе больше не вернусь. Конец. Пенсионер. Пациенты рядом с вами лежат и говорят – дамы, вы уже сделали, мы уже сделали… А вам не разрешили бунтовать, бунт был стрессом и еще одним сердечным приступом.

После диагностики – бой! Все в сторону!

Один из самых сложных моментов – это постановка диагноза …

Я воспринял диагноз как отправную точку. Все в сторону! Борьба! Я начинаю! Я иду с этой игрой! И сразу, конкретно – что мне делать сегодня и завтра?

И я помню, что в первый день я подумал – год … Даю себе год до полной отдачи. А потом пришло время задуматься над тем, к чему я действительно хочу вернуться. Потому что, может быть, ты сможешь по-другому устроить свою жизнь? Где еще получить удовлетворение? А может написать книгу? Да, и сразу – я сегодня столько страниц напишу.

Во время лечения вы можете спланировать хорошие дела и отвергнуть темные, которые, как я подозреваю, лежали в основе болезни.

В чем могут быть причины?

В моем случае это может быть образ жизни, стресс, человеческие и профессиональные сложности. Я не хотел бы возвращаться к темным сторонам.

Может ли курение быть одной из причин?

Я поступил неразумно, потому что в юности был курильщиком, выкуривал по 2 пачки сигарет в день. И я помню, что за 2 недели до сердечного приступа я перестал вкушать сигареты. И когда мое сердце забилось, я не курил 25 лет.

Несколько лет назад мне вдруг понравились сигары, но я стал курить в очень небольших количествах. И у меня не было проблем с тем, чтобы бросить курить. А в больнице я иногда гулял, а пациенты и пациенты в пижамах стоят перед дверью и курят, хотя у них рак. Что касается сердца, то до операции ребята курили в туалете. Эта зависимость очень сильна.

Второй сложный момент – оповещение близких о болезни. Можно ли их как-то постепенно готовить к такой информации?

Зачем?! Как только узнал, сразу позвонил жене. Здесь не может быть преград. Иначе тебе так одиноко, все кончено.

Один врач сказал мне, что у меня замечательная жена, потому что она приходит ко мне, и мы говорим о болезни. Я спросил, что в этом такого странного? Она ответила, что жены, которые боялись заходить внутрь, приходили в больницу, потому что не знали, о чем поговорить со своими больными мужьями. Это ужасно.

Открытие болезни и ее лечение

Какие симптомы болезни вас беспокоили?

Я неверно истолковал первые сигналы. Последнее выступление, которое я играла с миссис Кристиной Янда, настолько утомляло мои голосовые связки, что я решил, что пока я играю, ничто не улучшится. Но наступили праздники, и ничего не стало лучше. Значит, я ошибался. Однако я также не уверен, не хотел ли я ошибаться или не хотел допускать эту худшую мысль. Потому что инфаркт – это другое дело, бабло и лежишь как бочка. И здесь симптомы могут сбивать с толку.

Прочитайте так же:  Эпидидимис - строение, боли и заболевания

По какой специальности вы ходили к врачу?

ЛОР специалистам. И сказали – сударь, горло горло, но мы вас рассмотрим более подробно, ниже посмотрим. Сделали зонд и через 2 часа уже все знали – опухоль пищевода.

Что произошло дальше? Химиотерапия?

Теперь это химиотерапия в сочетании с лучевой терапией. Правильно подобранная химия эффективна, только возникает вопрос, сколько циклов выдержит организм? Мне после 3 курсов химиотерапии сказали – ох, кровь слишком слабая для четвертого курса. К счастью, можно было перейти от химиотерапии к лучевой терапии. Сейчас прохожу последний этап лучевой терапии.

Вы любите заниматься спортом, цените хорошую итальянскую кухню. Вы скучаете по этим удовольствиям?

Я отношусь к спорту как к своей профессии, постепенно к ней вернусь. К счастью, диета не такая уж строгая. В итальянском ресторане я буду выбирать блюда, чтобы все было хорошо. По пути вы можете открыть для себя множество отличных блюд. Свиные рульки уже в своей жизни мужчина, и теперь я открываю для себя мексиканскую кухню.

Я сижу на диете, которая вернула мне свой студенческий вес. Перед тем как заболеть, я весила больше 30 кг, ужас. Только теперь у меня правильный вес.

Вам, наверное, тоже пришлось отказаться от алкоголя?

Алкоголь снимал стресс для меня, и это нехорошо. На данный момент у меня нет проблем с этим. Я люблю вино, и врачи разрешают мне выпить стакан красных кровяных телец.

Я заметил что я нужен людям

Вы сказали, что благодаря поддержке со стороны других вы поверили в смысл актерской профессии и поверили в людей.

Я бы сказал иначе – профессия, которую практикует жизнь, окупила меня. Потому что после аплодисментов ты уходишь со сцены и снова один, перед тобой в гримерке бутылка минеральной воды – и привет.

Сейчас я ощущаю, как много людей самоотверженно хотят показать мне, что я им нравлюсь, они шлют мне подарки … Вчера девушка прислала мне пластиковую связку ключей ручной работы … Таких подарков много. Только сейчас я вижу, что я нужен людям.

Но разве не парадоксально, что только болезнь позволила вам понять важность своей профессии?

Это позволило понять важность профессии и ту роль, которую я могу сыграть. Люди пишут, что то, что они слышали от меня, им очень помогло. Врачи пишут, что я сделал много хорошего для их пациентов: «Мистер Ежи, вы сыграли самую важную роль в своей жизни». Возможно, это интервью дополнит то, что я хочу передать другим.

Вы сказали, что играете полностью, чтобы не выглядеть больным.

Я играл для себя. Я не хочу показаться, как выразился Гомбрович, неаккуратным. Я хочу быть аккуратным. Почему, когда ко мне приходит врач в костюме, я должен быть в пижаме? Только тогда я смогу переодеться в пижаму. Я хочу, чтобы мы были друг для друга равноправными партнерами. Почему я должен быть в тапочках? Я в туфлях!

Лорд является председателем Совета Краковского фонда хосписа для детей. Пт. Юзеф Тишнер. Изменила ли ваша болезнь ваше мнение о Фонде?

Нет. Я думаю, что деятельность моей жены и меня подготовила нас к болезни. Вы знаете, я захожу в комнату, а там говорят: «Профессор, пожалуйста, подождите еще минутку, потому что мы доставляем». Они кладут детей на кровати, потому что они не могут встать. Можно только на животе лежать. Он все равно смотрит на меня в первом ряду и говорит: «Скажи что-нибудь Шреку, осел». А как с ослом их не сказать? … Я привык терпеть …

Прочитайте так же:  Эзофагит

Жду, когда родится внучка

Какие у тебя планы сейчас?

Когда 2 апреля томограф покажет чистоту организма, врачи скажут, что увидимся на медосмотре в июне. А потом я смогу начать цикл реабилитации, буду играть в теннис, мой загородный дом заработает вовсю. А поскольку у меня есть интересное предложение из Италии, то поездки начнутся. И скоро вам придется вернуться к миссис Янде. Если бы я мог физически восстановиться, мы бы уже играли в июне, после годичного перерыва. Год – как я и рассчитывал.

Вы победили болезнь?

О нет, давайте не будем так говорить … Моя госпожа доктор подошла ко мне, все смеясь. Спрашиваю – чем доктор сегодня так счастлив? И она говорит, что они проверили пациента, у которого 4 года назад была такая же опухоль пищевода, что и у меня. И контроль показал, что пациентка чистая. О нем через 4 года можно сказать, что он победил болезнь.

Планируете ли вы также рождение внучки?

Да! Я даже не думал, что буду ожидать так многого. Потому что у меня уже есть одна внучка, я помню, когда она родилась. И все же я жду этого рождения, чтобы посмотреть на этого ребенка, который родился, когда мне было так тяжело. Я жду этого момента. Очень жду. Что, если в мой день рождения … Крайний срок – 16 апреля, а мой день рождения – 18 апреля.

Вера дает силу и энергию

Профессор, а что еще помогло вам в борьбе с болезнью?

Вы не спрашивали о вере …

Что для вас такая важная вера?

Как это выразить … У меня такое ощущение, что есть трансцендентная сила, в которой написана моя судьба. Я молюсь о том, чтобы поразмыслить над тем, иду ли я по пути своей судьбы в указанном мне направлении. Вера – это еще и благодарность за то, что правильно прочитали путь написанной судьбы. Я уже несколько раз должен был быть мертв, но я жив … Так что я не ошибся. Вера – это также трансцендентное присутствие моих близких, возможность обращения к ним, их сопровождение на моем жизненном пути.

Что ж, в этом моя вера … Врач мне говорит: «Господин Ежи, все хорошо, только вот в этой болезни, кроме воли и веры, нужно еще и везение». Итак, вы снова молитесь – мне еще повезло? Потому что нельзя так гордо говорить – мне повезло! Все будет хорошо!. Эй … А может, они были у вас до вчерашнего дня? А у тебя его сегодня нет? Откуда ты это знаешь? И за каждый день этого счастья нужно благодарить.

Потому что жизнь – такое минное поле. Вы прошли кусок? Спасибо. И сделай следующий шаг. Один. Не беги – один шаг. Это вера.

Мне действительно нужна вера. Господь спросил о готовности, о силе … А еще есть вера. Парень верит – и поправляется. Поэтому врачи так осторожно ставят диагноз, ведь уже кого-то удалили, и вдруг неизвестно, почему он выздоравливает. В моем случае это немного подействовало, потому что вначале врач откровенно сказал мне: «Это на грани излечения». Через 3 месяца он говорит: «Исчез».

Это не чудеса. Это сила и энергия. Пусть вера придаст мне сил и энергии, спасибо большое, больше ничего не хочу.

 

Опубликовано вИнтересное о боли

Похожие записи