ЦЕНТР ЛЕЧЕНИЯ БОЛИ
при клинике нервных болезней
Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова
(812) 932-96-03
  info@honestmed.ru
  СПб, ул. Академика Лебедева, д. 37, корп. 2

Что общего между психологией боли, Тицианом и “Молчанием ягнят” Томаса Харриса?

“— Видите ли, Кларис, когда кожу снимают для развлечения, жертву всегда подвешивают за ноги, чтобы обеспечить приток крови к голове и к груди, и чтобы объект подольше оставался в сознании. Вы не знали этого?

— Нет.

— Когда вернетесь в Вашингтон, загляните в Национальную галерею и посмотрите картину Тициана «Наказание Марсия», пока ее не отправили обратно в Чехословакию. Изумительные детали. Обратите внимание на пана, несущего ведро воды”.

Из разговора доктора Ганнибала Лектера с Кларис Старлинг, “Молчания ягнят” Томаса Харриса.

Этот диалог действительно присутствует в книге, однако был вырезан из знаменитой экранизации произведения режиссером Джанатаном Демме.

Какие же интересные аспекты человеческой души мы сможем понять, проанализировав детали этого полотна?

Сюжет картины Тициан почерпнул из мифов и легенд Древней Греции. Богиня Афина изобрела флейту, но затем запретила ей пользоваться, поскольку играя на ней, она увидела в воде свое отражение: щеки безобразно раздувались, а прекрасное лицо исказилось. Однако сатир Марсий ослушался Афину. Тайком он научился играть на флейте так хорошо, что осмелился вызвать на состязание самого Аполлона, которое, собственно, и проиграл. В наказание за дерзость Аполлон подвесил Марсия на высокой сосне и содрал с него кожу.

Честолюбивый Марсий жаждал славы, но был жестоко наказан за свою дерзость. Палачом Марсия выступает сам Аполлон, опустившийся до ужасной жестокости человека – он сидит на корточках с ножом в руке, уже приготовившись исполнить наказанию. Лицо его крайне спокойно и выражает лишь некое упоение и в то же время любопытство.

Одновременно взгляд привлекает фигура, сидящая справа от главного персонажа – она напоминает самого Тициана с короной на голове, который получает непонятное удовольствие от наблюдаемой сцены. Задумчиво подперев голову, он, как болельщик на стадионе, предвкушает захватывающее зрелище.

Сразу же за ним располагается упомянутый Лектером пан с ведром воды. Его лицо выражает животное возбуждение – рот приоткрыт в полуулыбке, обнажив белый ряд зубов, тело изогнулось в движении. Он целеустремлен в желании выполнить важное поручение – не дать Марсию потерять сознание от болевого шока, периодически окатывая его водой из ведра.

Считается, что появление собак на холсте не случайно: в большинстве культур пес – друг человека и его верный защитник. Здесь же изображена бессердечная и гордая собака, сидящая сбоку от Марсия, а вторая – жадно припала к стекающей крови сатира.

На лице самого Марсия выражение ужаса – глаза широко раскрыты, рот застыл в гримасе отчаяния. Враги, что его мучают, все сидят в тени, и лишь проблеск надежды на прощение виден на левой стороне – юноша со скрипкой показывает свою покорность Аполлону и услаждает его слух музыкой, вероятно, в надежде, что бог простит сатира за содеянное. Но по его лицу видно, что наказание ему претит. Подняв лицо вверх, скрипач как будто отстраняется от происходящего, чтобы не наблюдать всей происходящей картины.

Таким образом, на одной картине, которая буквально пронизана болью, мы видим кардинально разное отношение к ней: ужас и отчаяние, любопытство и удовольствие, спокойствие и упоение и, наконец, покорность и отвращение.

Тициан Bечеллио да Кадоре

Тициан Bечеллио да Кадоре «Наказание Марсия», 1570-е годы